Первый критерий выбора – у кого возникают права и обязанности по сделке с покупателем

Посредник может действовать:

  • либо от своего имени – по договору комиссии или по агентскому договору, заключенному по модели договора комиссии (п. 1 ст. 990, абз. 2 п. 1 ст. 1005 ГК РФ);
  • либо от имени клиента – по договору поручения или по агентскому договору, заключенному по модели договора поручения (п. 1 ст. 971, абз. 3 п. 1 ст. 1005 ГК РФ).

Практическое значение состоит в том, у кого (у посредника или у его клиента) возникают права и обязанности по сделке с покупателем и кто несет ответственность по этой сделке.

Чаще всего клиенту выгодно, когда права и обязанности по сделке с покупателем возникают у посредника. Это объясняется следующими причинами:

  • клиент не несет ответственности перед покупателем;
  • клиент получает оплату за товар;
  • клиент может самостоятельно защитить свои интересы, если покупатель нарушит обязательства по сделке с посредником.

1. Клиент не несет ответственности перед покупателем. Посредник (комиссионер, агент) самостоятельно действует в качестве продавца и несет перед покупателем ответственность за нарушения своих обязательств по совершенной сделке.

r /{amp}gt;

Пример из практики: поскольку стороной по сделке с покупателем является комиссионер, суд взыскал неосновательное обогащение с посредника, а не с клиента 

ООО «У.» (комитент) заключило с ООО «Л.» (комиссионер) договор комиссии, направленный на реализацию лесоматериалов.

Во исполнение комиссионного поручения комиссионер заключил с ООО «Д.» (покупатель) договор поставки. Покупатель перечислил ООО «Л.» денежные средства в качестве предоплаты, однако не получил товар в установленный срок. По этой причине покупатель в одностороннем порядке отказался от исполнения договора поставки и направил претензию о возврате суммы предоплаты.

Поскольку ООО «Л.» отказалось возвращать денежные средства, ООО «Д.» предъявило к нему иск о взыскании неосновательного обогащения.

Ответчик привел следующий довод в свою защиту: ООО «Л.» действовало в качестве комиссионера по договору комиссии. По мнению ответчика, неосновательное обогащение возникло не у него, а у комитента. Поэтому надлежащий ответчик в данном споре – комитент.

Суд не согласился с приведенным доводом. По сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по ее исполнению (абз. 2 п. 1 ст. 990 ГК РФ). В данном случае ООО «Л.

Поскольку ответственность возникла у комиссионера, суд взыскал с него деньги в пользу покупателя (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 августа 2010 г. № 17АП-7686/2010-АК по делу № А50-5622/2010, постановлением ФАС Уральского округа от 29 ноября 2010 г. № Ф09-9636/10-С5 оставлено без изменения).

Пример из практики: поскольку стороной по сделке с покупателем является агент, действующий от своего имени, суд взыскал денежные средства с посредника, а не с клиента 

Сельскохозяйственный производственный кооператив «Л.» (принципал) заключил с ООО «Н.» (агент) агентский договор, направленный на реализацию племенных животных – нетелей айрширской породы. Агент обязался действовать от своего имени, но за счет принципала, то есть как комиссионер.

Во исполнение договора агент заключил с ООО «К.» (покупатель) договор поставки животных, соответствующих стандарту айрширской породы. После этого агент поставил покупателю 30 животных, а покупатель выплатил полную стоимость товара.

Впоследствии покупатель обнаружил недостатки в оформлении племенных свидетельств (сертификатов). По этой причине он предъявил к ООО «Н.» иск об уменьшении покупной цены товара и взыскании с агента суммы, составляющей разницу между реальной стоимостью товара и перечисленной суммой.

Суд указал, что на момент действия договора поставки племенная продукция подлежала обязательной сертификации. Причем сертификат (племенное свидетельство) – это основание для признания конкретного животного племенным и гарантия уровня эффективности его использования (ст. 19 Федерального закона от 3 августа 1995 г. № 123-ФЗ «О племенном животноводстве»).

Суд установил, что сертификаты выдал кооператив «Л.». Однако на момент заключения договора поставки кооператив не являлся участником системы сертификации племенной продукции и не мог выдавать соответствующие сертификаты. Следовательно, кооператив не подтвердил соответствие поставленных животных стандарту айрширской породы.

Вместе с тем, в роли поставщика выступил не кооператив «Л.», а его агент, действующий как комиссионер. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по ее исполнению (абз. 2 п. 1 ст. 1005 ГК РФ).

Поскольку ответственность возникла у агента, суд взыскал с него деньги в пользу покупателя (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 ноября 2009 г. по делу № А44-255/2009, определением ВАС РФ от 14 января 2010 г. № ВАС-17853/09 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Таким образом, посредник, реализующий товар от своего имени, избавляет клиента от риска того, что покупатель предъявит к клиенту требование по договору купли-продажи. В итоге клиент не будет нести ответственность перед покупателем, а также тратить время и средства на разбор:

  • необоснованных претензий покупателя;
  • претензий, вызванных ошибками менеджера или юриста, отвечающего за сопровождение сделки (в связи с тем, что непосредственно с покупателем контактируют сотрудники не организации-клиента, а организации-посредника).

В то же время это не означает, что клиенту вовсе удастся избежать негативных последствий, связанных с реализацией товара. Дело в том, что посредник, действующий от своего имени и понесший ответственность перед покупателем, получит право потребовать от клиента возместить убытки, если докажет, что нарушения по сделке с покупателем возникли по вине клиента.

Однако риск таких негативных последствий все равно меньше по сравнению с ситуацией, когда посредник действует от имени клиента. Ведь в первом случае (т. е. когда посредник действует от своего имени) у клиента будут шансы на то, что посредник:

  • либо не станет предъявлять требование о возмещении убытков (например, не захочет портить отношения с постоянным клиентом или тратить время на судебные разбирательства);
  • либо потребует возместить убытки, но не сможет выиграть спор в суде (например, не сумеет доказать размер убытков или причинно-следственную связь между их возникновением и нарушениями со стороны клиента).

Во втором же случае (т. е. когда посредник действует от имени клиента) клиенту понадобится самостоятельно отвечать на претензии покупателя и (или) участвовать в судебных разбирательствах. А если требования покупателя окажутся обоснованными, клиенту придется нести перед покупателем ответственность.

r /{amp}gt;

Пример из практики: поскольку стороной по сделке между покупателем и агентом, действующим от имени принципала, является принципал, суд взыскал убытки с принципала 

ООО «П.» (принципал) заключило с ООО «А.» (агент) агентский договор, направленный на реализацию автомобиля. Агент обязался действовать от имени и за счет принципала, то есть как поверенный.

Во исполнение договора агент заключил с гражданином П. (покупатель) договор купли-продажи. В ходе эксплуатации автомобиля покупатель обнаружил существенные недостатки двигателя. Покупатель произвел ремонт двигателя за собственный счет, а затем направил в адрес агента претензию с требованием возместить понесенные на ремонт расходы. Агент удовлетворил заявленное требование в полном объеме.

Предлагаем ознакомиться  Договор субподряда на выполнение работ 2019 г.

Впоследствии агент направил в адрес принципала претензию о возмещении убытков в размере денежных средств, выплаченных покупателю. Принципал отказался удовлетворить требование, сославшись на то, что он не несет ответственность по договору купли-продажи. В результате агент обратился в суд с иском о возмещении убытков.

Суд указал, что по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала (абз. 3 п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Следовательно, права и обязанности продавца по договору купли-продажи возникли у ООО «П.», а не у его агента. Это означает, что агент был вправе не удовлетворять требование покупателя.

Но поскольку агент все-таки возместил гражданину П. расходы на ремонт автомобиля, принципал должен компенсировать выплаченную агентом сумму. Так, принципал, действующий как доверитель, обязан возмещать поверенному понесенные издержки (п. 2 ст. 975 ГК РФ). По этим причинам суд удовлетворил требование истца (постановление ФАС Центрального округа от 29 февраля 2012 г. по делу № А14-2694/2011).

Вопрос: комиссионер предлагает включить в договор комиссии условие о том, что ответственность по обязательствам перед покупателями несет комитент, а не посредник. Как комитент может возразить на такое предложение?

Комитенту стоит пояснить, что закон не предусматривает возможности включить в договор комиссии условие, предложенное комиссионером. Поскольку комиссионер должен совершить сделки от своего имени, права и обязанности по этим сделкам возникают у него во всех без исключения случаях (п. 2 информационного письма № 85).

Даже если комиссионер не согласится с такими пояснениями и настоит на включении предложенного им условия в договор, суд в случае спора укажет, что это условие противоречит императивным нормам закона. В результате суд будет руководствоваться правилами о том, что ответственность по обязательствам перед третьими лицами возникает у комиссионера, а не у комитента (абз. 2 п. 1 ст. 990 ГК РФ).

Особенности в налогообложении посреднических договоров

Особенностью при налогообложении посреднических договоров является то, что все денежные средства и иное имущество, поступившее посреднику (в том числе на возмещение произведенных им затрат), не признаются его доходом, подлежащим налогообложению.

Доходом посредника является лишь сумма его вознаграждения, которая подлежит налогообложению налога на прибыль (подп. 9 п. 1 ст. 251 НК РФ), НДС (п. 1 ст. 156 НК РФ), а также подпадает под УСН (гл. 26.2 НК РФ). Эта норма широко используется посредниками в предпринимательской деятельности при осуществлении операций (в т.ч. по реализации) с «чужими» товарами (работами, услугами).

Иными словами, при исчислении у посредника налога на прибыль, НДС, при применении УСН учитывается только сумма вознаграждения, а не вся сумма денежных средств, поступившая на их счет в рамках исполнения договора. Тогда как в договорах на оказание услуг, поставки, купли-продажи налог на прибыль, НДС, применение УСН следует исчислять со всего размера денежных средств, поступивших на их счет в качестве исполнения соответствующих договорных обязательств.

Посреднические договоры очень привлекательны с позиций налогообложения. А специфика договорной природы посредничества сделала возможным построение налоговых схем на их основе.

Взаимозависимость. Трансфертные цены

Одной из распространенных налоговых схем является ситуация, при которой комитент (принципал), приобретая необходимые ему ресурсы через посредника, завышает тем самым свои расходы и налоговые вычеты «входного» НДС. В такой ситуации можно столкнуться со следующей претензией налоговых органов: налогоплательщик создал схему движения товара в целях искусственного его удорожания через посредников, уплачивающих НДС только со своих посреднических вознаграждений.

Можно привести простой пример. Арендатор арендует часть имущества непосредственно у собственника, а другую часть арендует через посредника. На самом деле собственником является посредник. Предположим, что затраты на имущество для собственника составляют 100 руб., арендатор платит арендную плату через посредника в размере 130 руб.

Посредник осуществляет деятельность за вознаграждение. Для того чтобы у него арендовали имущество по 130 руб., он приобретает его по 120 руб. При отсутствии в этой схеме посредника собственник мог установить арендную плату в размере 125 руб. и имел бы больший размер дохода, а арендатор – меньшую сумму расходов. Мы видим экономически выгодную ситуацию для обоих.

Но наличие посредника в схеме позволяет собственнику снизить свою налоговую нагрузку, а арендатору – увеличить расходы, принимаемые для целей налогообложения, тем самым позволяя им платить меньшую сумму налога на прибыль, а также НДС.

Последствия

Налогоплательщику следует быть готовым к вопросу проверяющих органов о том, почему договор заключен не напрямую, а через посредника.

Какой договор выбрать при реализации товара через посредника

Аргументом в такой ситуации может служить эксклюзивность договора собственника и посредника, когда собственник работает только через посредника по определенному имуществу и отсутствует возможность приобрести имущество напрямую у собственника. Но эти нюансы должны быть оговорены в договоре на посреднические услуги. А в случае необходимости придется объяснять экономическую выгоду подобной сделки.

Трансфертное ценообразование – это реализация товаров или услуг в рамках группы связанных между собой лиц (холдинговых структур) по ценам, отличным от рыночных.

Но здесь есть свои особенности.

Понятие «взаимозависимых лиц» дано в ст. 20 НК РФ. Оно означает физических лиц или организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

В этой связи следует помнить о требованиях, изложенных в ст. 40 НК РФ, где дается перечень случаев, когда налоговым органам дано право проверять правильность применения цен по сделкам.

Одним из них является ситуация заключения сделок, в том числе посреднических, между взаимозависимыми лицами, каковыми являются компании холдинга.

Экономическая эффективность использования трансфертного ценообразования ограничена 20% (подп. 4 п. 2 ст. 40 НК РФ), что, разумеется, не может быть интересно.

Обратим внимание на сами трансфертные цены

Выбор метода трансфертного ценообразования осуществляется на основе поставленных задач.

Существуют три основных метода разработки трансфертных цен, которые могут быть использованы в целях расчета между взаимозависимыми компаниями:

  1. Метод сопоставимой неконтролируемой цены.
    Цены устанавливаются на основе:
    • прейскурантных цен на аналогичные или похожие услуги на рынке этих услуг;
    • прейскурантных цен на такие же услуги, оказываемые внешним заказчикам (в случае если оказываются услуги и внутренним, и внешним заказчикам).

    В этом методе важен вопрос контроля отклонения цен более чем на 20% от цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг).

  2. Метод цены перепродажи.
    Этот метод применяется в посреднических договорах.

    На его основе производится расчет цены товара, когда тот передается перепродавцу (посреднику). Для этого уменьшается цена перепродажи на величину наценки, представляющей собой сумму, за счет которой перепродавец хотел бы покрыть свои издержки и получить соответствующую прибыль.

    Метод применяется, когда перед продажей взаимозависимой стороне осуществляется передача товаров между взаимозависимыми сторонами. Недостатком является то, что существуют риски субъективной компенсации издержек для получения соответствующей прибыли.

    При данном методе особо пристально надо следить за соблюдением положений статьи 40 НК РФ (об этом говорилось выше). И это является слабой стороной применения метода цены перепродажи.
  3. Метод «затраты плюс прибыль».
    При этом методе для определения рыночной цены учитывают прямые и косвенные затраты исполнителя услуг и к ним прибавляют наценку, обычную для данной сферы деятельности.

Использование трансфертных цен обусловлено причинами:

  • перераспределения финансовых ресурсов в рамках холдинга. Как правило, это концентрация финансовых ресурсов в одном центре прибыли с целью дальнейшего их перераспределения в соответствии с потребностями холдинга;
  • использования трансфертного ценообразования для оптимизации налогообложения. Этот результат достигается, если центр прибыли пользуется возможными налоговыми льготами, что позволяет снизить налоговую нагрузку на холдинг в целом.

Налоговые органы обычно обращают внимание на вторую причину использования трансфертных цен.

Примером может служить вывод Конституционного Суда РФ в п. 3 мотивировочной части постановления от 27.05.2003 г. № 9-П: «В случаях, когда законом предусматриваются те или иные льготы, освобождающие от уплаты налогов или позволяющие снизить сумму налоговых платежей, применительно к соответствующим категориям налогоплательщиков, обязанность платить законно установленные налоги предполагает необходимость их уплаты лишь в той части, на которую льготы не распространяются, и именно в этой части на таких налогоплательщиков возлагается ответственность за неуплату законно установленных налогов.

Следовательно, недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые хоть и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно – оптимального вида платежа».

Данный вывод суда очень важен, так как именно он подтверждает, что оптимизация налоговых платежей, в том числе с применением посреднических договоров, с соответствующими ценами по сделкам, – конституционное право налогоплательщика.

Что же может служить оправданием для применения посреднических договоров?

Данная схема с использованием посреднических договоров предполагает сохранить право на использование упрощенной системы налогообложения при фактическом превышении установленных для ее применения лимитов (выручки от реализации, стоимости ОС и др.).

Преимущества применения УСН известны. Организация и индивидуальный предприниматель, использующие этот специальный режим налогообложения, освобождаются от ряда налогов (прибыль, налог на имущество), не признаются налогоплательщиком НДС, в упрощенном виде осуществляют порядок ведения налогового учета и сдачу отчетности, могут не вести бухгалтерский учет (кроме ОС и НМА), а также имеют ряд других преимуществ.

Но существует проблема в установленных ограничениях спецрежима, соблюдение которых является необходимым условием его применения. Одним из самых существенных является ограничение по доходам, при превышении которого налогоплательщику грозит потеря права использования УСН и перехода на общий режим налогообложения.

Обойти эту проблему можно, если использовать посреднический договор, превратившись из продавца в посредника.

Иными словами, возникает схема, выглядит она довольно просто. Налогоплательщик, применяющий УСН, создает одну или несколько подконтрольных организаций­«однодневок», которые формально становятся продавцами товаров, привлекающими к продаже посредников. Посреднические договоры фирмы­«однодневки» заключают с «упрощенцем», выступающим в роли посредника.

В данном случае выручкой от реализации являются не все денежные средства, поступающие от реализации товаров (работ, услуг), а только часть – вознаграждение посредника. В результате сохраняется право на применение «упрощенки», поскольку сумма дохода налогоплательщика становится существенно ниже той суммы, которая была бы получена при отсутствие такого формального посредничества.

Последствия

Организатору схемы грозит, что контролирующими органами он будет признан единым юридическим лицом вместе со своими контрагентами, имеющими единую деловую цель и единые интересы. В этом случае все полученные доходы от реализации будут признаны доходами посредника, в результате чего будет превышен их допустимый размер, установленный п. 4 ст. 346.13 НК РФ.

Примером описанной ситуации может служить постановление ФАС Поволжского округа от 27.02.2010 г. по делу № А65-17085/2009.

Организация занималась составлением проектно-сметной документации. Вместо заключения прямых договоров с клиентами, налогоплательщик решил действовать как агент в интересах двух организаций с применением специального режима УСН. Он не включал сумму поступлений от реализации товаров в доход, не считая небольшой суммы агентского вознаграждения. Налоговые органы посчитали данные договоры формальными и включили полную стоимость оказанных услуг в доход организации.

В ходе судебного процесса было выяснено, что организации-принципалы являются подставными фирмами и реально никаких услуг не оказывали, осуществляя лишь перевод денег налогоплательщика на указанные им счета, которые потом обналичивались, и за это получали мизерное вознаграждение.

На основании данных фактов судом было признано законным решение налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности в связи с неправомерным невключением в доход значительных сумм, занижение налоговой базы по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН. Кроме того, были установлены неисчисление и неуплата значительных сумм НДС.

Посреднические договоры также используются в холдинговых структурах с применением трансфертных схем. Рассмотрим подробнее.

Подсказка кроется в том же Постановлении № 53.

В нем, в пункте 5, дан перечень некоторых обстоятельств, которые могут свидетельствовать о необоснованной налоговой выгоде:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг. Примером может служить отсутствие у налогоплательщика транспорта и документов, подтверждающих перевозку груза;
  • отсутствие необходимых условий для соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств. Примером в данном случае является оказание услуг по хранению груза при отсутствии склада;
  • учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуются совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

    Такая ситуация может возникнуть, например, если закупка товара производится посредником у поставщика, который не проводил операций в рассматриваемый отчетный (налоговый) период.

В то же время в пункте 6 Постановления № 53 прямо сказано, что обстоятельства взаимозависимости участников сделки, использование посредников при осуществлении хозяйственных операций сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода также может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не использующими своих налоговых обязательств.

К примеру, обратимся к постановлению ФАС Центрального округа от 19.04.2010 г. по делу № А09-8429/2008.

Налоговая инспекция предъявила претензии в недостоверности сведений о хозяйственных операциях, содержащихся в представленных налогоплательщиком счетах-фактурах для обоснования права на применение налоговых вычетов по приобретенному молоку, в том числе о сумме НДС. Причиной являлось приобретение молока у сельхозпроизводителей, являющихся плательщиками единого сельскохозяйственного налога, и предпринимателей, находящихся на упрощенной системе налогообложения.

Кроме того, ею также было указано на использование Обществом искусственно созданной цепочки фирм-посредников в целях получения неправомерной налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета сумм НДС: отсутствие разумной, экономически обоснованной деловой цели во взаимоотношениях с поставщиками.

Признавая недействительным решение инспекции, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности инспекцией обстоятельств, положенных в основу решения.

Опираясь на положения пункта 6 Постановления № 53, суд сделал вывод о недоказательности инспекцией фиктивности сделок Общества с поставщиками.

Доводы инспекции не находят достаточного подтверждения в материалах дела, поскольку налоговым органом не опровергнуты факты приобретения спорных объемов сырого молока, оплаты и использования его налогоплательщиком в производственной деятельности.

Суд указал, что налоговый орган не представил суду надлежащих доказательств того, что заявитель действовал противоправно, в заключенных сделках отсутствовала разумная экономическая цель.

Признаны несостоятельными доводы налогового органа о том, что поставщики Общества не имеют имущества, ограничиваются малой численностью работников, не выполняют обязанности по уплате налогов с оборота по реализации молока.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из вышеуказанных в пункте 5 Постановления № 53 обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика.

Суд пришел к выводу, что представленные Обществом документы в совокупности подтверждают реальность совершенных в рамках договоров с поставщиками хозяйственных операций, действительное исполнение договоров обеими сторонами, приобретенное сырье (молоко) отражено в учете налогоплательщика должным образом и использовано в производственной деятельности организации.

За примером можно обратиться и к постановлению ФАС Северо-Западного округа от 26.10.2009 г. по делу № А56-15244/2007.

Инспекция считала, что Обществом получена необоснованная налоговая выгода путем уменьшения налогооблагаемой прибыли вследствие увеличения материальных расходов на разницу между ценой поставки тароупаковочных материалов по притворным сделкам, заключенным с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств, и фактической ценой поставки этих материалов, установленной изготовителями.

Суд пришел к выводу, что представленные Инспекцией доказательства не свидетельствуют об экономической неопределенности Обществом расходов на приобретение тароупаковочных материалов, а использование в спорных сделках посредников не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды.

Общество выполнило предусмотренные налоговым законодательством условия для предъявления к возмещению НДС, уплаченного поставщикам. Инспекция не располагает доказательством недостоверности первичных документов либо направленности деятельности Общества исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды за счет возмещения НДС из бюджета.

Налоговые риски

Налоговые органы зачастую рассматривают налогоплательщиков, применяющих различные налоговые схемы, в качестве недобросовестных.

Хотелось бы обратить внимание читателя на постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53).

В нем Высший Арбитражный Суд дополнил понятие недобросовестного налогоплательщика новым термином – «необоснованная налоговая выгода».

Так, под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Данное определение применяется инспекцией и к посредническим сделкам.

Сами по себе действия налогоплательщика по получению налоговой выгоды правомерны и обоснованны.

В Постановлении № 53 отмечается, что когда налогоплательщик представляет в налоговый орган все надлежащим образом оформленные документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах в целях получения налоговой выгоды, то это является достаточным основанием для ее получения при условии, что налоговым органом не доказаны недостоверность, противоречивость неполнота сведений, содержащихся в этих документах.

В данной связи интересно постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2010 г. № 09АП-20679/2010-АК по делу № А40-16146/10-107-59.

В нем рассматривается ситуация, когда Общество в соответствии с условиями договоров поручало Агенту за вознаграждение совершать юридические и фактические действия, в том числе заключать от собственного имени договоры с поставщиками продукции, а Общество брало обязательство принять и оплатить услуги Агента.

По мнению налоговых органов, расходы, связанные с поставкой материально-технических ресурсов, осуществлявшиеся в рамках агентских договоров с Обществом, являлись экономически необоснованными и документально не подтвержденными.

В обоснование своего довода налоговики ссылались на следующее.

Общество преднамеренно организовало хозяйственные взаимоотношения при приобретении оборудования путем искусственного вовлечения в цепочку лиц посредников, не имеющих отношения к приобретению и поставке оборудования, что повлекло получение Обществом необоснованной налоговый выгоды в виде неправомерно принятых к вычету сумм НДС;

Суд указал, что утверждение налогового органа о том, что общество преднамеренно организовало хозяйственные взаимоотношения при приобретений оборудования путем искусственного вовлечения в цепочку лиц посредников, не имеющих отношения к приобретению и поставке оборудования, не может быть принято во внимание.

Ведь в решении налоговый орган подробно описывал данные отдельно по каждой организации. Ни одна из организаций не являлась и не является контрагентом общества. Кроме того, эти организации, как указано в решении, подтвердили данный факт, что свидетельствует об отсутствии связей между Обществом и этими организациями.

Доказательств осведомленности общества о преднамеренной организации хозяйственных взаимоотношений между поставщиками оборудования налоговым органом в нарушение пункта 2 Постановления № 53 не представлено.

Суд пришел к выводу, что доводы налогового органа о том, что реализация оборудования в адрес Общества осуществлялась по завышенным ценам, не соответствует фактическим обстоятельствам. И, как следствие, вывод налогового органа о неправомерном применении вычетов по НДС по расходам, связанным с поставкой материально-технических ресурсов, документально не подтвержден.

Еще одним интересным примером получения налогоплательщиком обоснованной налоговой выгоды может служить постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.12.2009 г. по делу № А28-1068/2009-25/33.

По мнению налоговых органов, Общество получило необоснованную налоговую выгоду в виде возмещения НДС из бюджета, занижения налоговой базы по прибыли вследствие завышения расходов на приобретение сырья и материалов, связанных с производством продукции, в результате участия Общества в искусственной цепочке поставщиков (посредников).

Суд сослался на положения Постановление № 53. Он отметил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Суд пришел к выводу, что представленные Обществом документы подтверждают приобретение товаров и оплату их стоимости. Счета-фактуры соответствуют требованиям Налогового кодекса. Расходы, понесенные обществом, являются обоснованными и документально подтвержденными. Доводы Инспекции о возможности влияния должностных лиц на принятие решений носят предположительный характер.